email: info@ranir.ru
Рус | Eng

Поиск по сайту

Маргарет Сэнгер – героиня двадцатого века

Маргарет Сэнгер изменила мир к лучшему и навсегда.

Публикация «Американской федерации планируемого родительства» (Planned Parenthood Federation of America)

Вся жизнь Маргарет Сэнгер была посвящена борьбе, благодаря которой женщины двадцатого века получили право решать, хотят ли они родить ребенка, и когда именно. Речь идет о праве, которого женщины были лишены как минимум 5 000 лет (Boulding, 1992)! Накануне начала нового тысячелетия американский журнал LIFE назвал Маргарет Сэнгер в числе 100 величайших американцев в истории (LIFE, 1990) наряду с Джейн Аддамс, Рейчел Карсон, Альбертом Эйнштейном, Генри Фордом, Бетти Фридан, Мартином Лютером Кингом, Альфредом Кинси, Маргарет Мид, Элеанор Рузвельт, Джонасом Салком и Малькомом Икс (Le Brun, 1990).

Ее главным мотивом всегда было сострадание к женщинам и детям, чьи дома в самых разных странах мира она посещала. Сэнгер была убеждена, что универсальный доступ к контрацепции:

- Снизит потребность в абортах. Надо отметить, что в ее время аборт зачастую был основным методом контролирования рождаемости, при этом он был нелегален и крайне опасен для жизни.

- Спасет жизни многих женщин и детей.

- Укрепит семьи.

- Поможет семьям выбраться из бедности.

- Улучшит здоровье и благополучие всех людей, семей и общества в целом.

- Поможет женщинам добиться их юридических и гражданских прав.

Во многих отношениях Сэнгер оказалась настоящей провидицей. В течение жизни ей удалось убедить множество американцев и людей из других стран мира в том, что:

- У каждой женщины есть право контролировать собственное тело.

- У каждого человека есть право выбирать время рождения своего ребенка.

- Каждый ребенок должен быть желанным и любимым.

- Женщины имеют такое же право на сексуальное удовольствие и удовлетворенность интимной жизнью, что и мужчины.

Борьба Сэнгер за планирование семьи была постоянной, непоколебимой и очень целенаправленной. Ее крестовый поход длиною в жизнь позволил:

- Легализовать публикации и распространение информации о сексе, сексуальности и контрацепции.

- Обеспечить доступ к контрацепции для бедных женщин, иммигранток и женщин из этнических меньшинств.

- Обеспечить разработку многих современных методов контрацепции, включая безопасные, эффективные и доступные по цене противозачаточные таблетки и другие гормональные контрацептивы.

- Подать пример эффективного и ненасильственного гражданского протеста, который вдохновил многих представителей движения за гражданские права, антивоенного движения, борьбы со СПИДом и движения за права женщин.

- Способствовать появлению новых идей о добровольчестве и общественных объединениях в США.

Эта героиня была далеко не святой. Жизнь Маргарет Сэнгер – это история незаурядной, жесткой, прямолинейной, харизматичной и очень человечной женщины.

Ранние годы жизни

Маргарет Хиггинс родилась в 1879 году, в Корнинге, штат Нью-Йорк. В те времена от женщин ожидали, что они выносят и родят столько детей, сколько возможно (Chesler, 1992, 22, 39). Эта житейская истина оставалась неизменной, даже если многочисленные роды подрывали здоровье, заставляли стареть раньше времени и убивали женщин (Reed 1978, 40–41). За шесть лет до этого Конгресс США принял закон, названный в честь Энтони Комстока, самопровозглашенного борца с пороками из Нью-Йорка. Как и ранее принятый закон Комстока штата Нью-Йорк, закон Конгресса запрещал публиковать и распространять любую информацию о сексе, репродукции и средствах контрацепции где-либо в США. Основанием для закона была предполагаемая «непристойность» подобной информации. В течение десяти лет почти каждый американский штат принял свой собственный «закон Комстока» (Chesler, 1992, 67–68).

Как и миллионы американцев тех дней, отец Сэнгер, Майкл, а также ее мать, Энн, имели больше детей, чем они могли прокормить. Ее семья отчаянно нуждалась, а ее мать была очень больна. Отец Сэнгер, который отличался вольнодумством, первым научил ее бросать вызов авторитетам. Ее мать, набожная католичка, учила ее почитать их (Chesler, 1992, 39–40). В конечном итоге, Маргарет пошла по стопам отца (Bachrach, 1993, 14).

Сэнгер посещала школу святой Марии в Корнинге. Другие дети смеялись и издевались над ней из-за старой и изношенной одежды (Bachrach, 1993, 11), и тогда же у нее появилась мечта вырваться из нищеты (Chesler, 1992, 32). Она и подумать не могла, что посвятит всю свою жизнь тому, чтобы помогать избежать нищеты другим семьям.

Когда Сэнгер окончила начальную школу, ее старшие сестры, Мэри и Нэн, скинулись, чтобы оплатить ее учебу в школе-интернате – колледже Клейврак и институте Хадсон-ривер в округе Хадсон, штат Нью-Йорк (Chesler, 1992, 30). Однако ей пришлось бросить учебу, чтобы ухаживать за больной матерью. К тому моменту ее мать родила 11 детей и пережила семь выкидышей, что разрушило ее здоровье (Whitelaw, 1994, 14). Страдавшая также и от туберкулеза мать Сэнгер умерла в 1899 году (Chesler, 1992, 30, 41).

В 1902 году 22-летняя Сэнгер получила диплом практикующей медсестры в больнице Уайт-Плейн в округе Уэстчестера, штат Нью-Йорк. Это были двухгодичные курсы. Она планировала пройти третий курс для получения лицензии медсестры, но ее планы изменились. Той весной она познакомилась с молодым архитектором и художником, Уильямом Сэангером. В августе того же года они поженились (Chesler, 1992, 47–48).

В течение следующего года произошло два события, которые стали отправной точкой в борьбе между Сэнгер и правительством США. Во-первых, англичанин Хевлок Эллис опубликовал свой главный труд «Исследования психологии пола» (Ellis, 1942 [1903]). Во-вторых, президент Теодор Рузвельт поддержал расистскую евгенику и провозгласил, что если белые, англо-саксонские женщины протестантской религии будут пользоваться контрацепцией, то это будет равносильно «самоубийству белых» (Roosevelt, 1905, 4).

Начало активизма

В 1911 Сэнгер была глубоко потрясена последствиями пожара на текстильной фабрике. Сто сорок шесть швей-иммигранток погибли в течение первых 15 минут пожара. Они не могли выбраться из горящей фабрики – работодатели заперли их в помещении, чтобы работницы не выходили на перерыв. После этого случая оба Сэнгера стали активными участниками рабочего движения. Они занимались организацией акций, маршировали на демонстрациях протеста. Затем они оба присоединились к социалистической партии (Chesler, 1992, 57), в результате чего они подружились с Эммой Голдман – известной активисткой женского движения, которая стала первой наставницей Сэнгер в вопросах прав женщин, а также репродуктивных прав.

Сэнгеров в первую очередь привлекли три базовых цели рабочего движения:

- У рабочих есть право на формирование профсоюзов.

- У женщин есть право работать на той же работе, что и мужчины, и получать такую же оплату труда.

- Все люди имеют право на достойные условия жизни (Whitelaw, 20).

Зимой 1911-12 года Маргарет спасла 119 детей рабочих от насилия во время забастовок на текстильных фабриках в городе Лоуренс (Sanger, 1938). Вооруженная правительственная армия должна была предотвратить самоорганизацию 25 000 рабочих. Около 50% этих рабочих были женщинами. Одна женщина была убита (Kornbluh, 1988, 1, 4). Сэнгер обеспечивала безопасность и благополучие детей и размещала их на временное проживание в Нью-Йорке. Впоследствии она выступала в их защиту в подкомитете Конгресса в Вашингтоне (Chesler, 1992, 75).
К 1912 году (Sanger, 1938, 89) Маргарет Сэнгер уже начала работать в качестве приходящей медсестры в нижнем Ист-Сайде – бедном районе Нью-Йорка. Женщины, за которыми она ухаживала, в основном были еврейскими и итальянскими иммигрантками. Сэнгер регулярно видела, как около 50 женщин стоят в очереди, чтобы сделать подпольный аборт за 5 долларов, потому что у них не было никакого доступа к контрацепции (Chesler, 1992, 62).

Сэнгер выхаживала тяжелобольных и умирающих женщин, которые пытались сделать себе аборт самостоятельно – у этих женщин не было даже пяти долларов на менее опасную процедуру. Несчастья этих женщин напоминали Сэнгер о ее собственном детстве, проведенном в нищете, о ее собственной матери, которая родила слишком много детей, о том, как она сама болела туберкулезом – Сэнгер заразилась им от своей матери, за которой она ухаживала до самой смерти (Chesler, 1992, 47).

Опыт работы медсестрой открыл Сэнгер глаза на неприглядные стороны жизни и вселил в нее решимость изменить ситуацию. Это желание предотвратить бедность, болезни и смерти женщин, измученных слишком частыми беременностями, руководило ею всю дальнейшую жизнь. В своей автобиографии она обобщила все то, с чем она сталкивалась каждый день, в знаменитом рассказе о миссис Сейди Саш. Миссис Саш чуть не умерла от самостоятельно сделанного аборта. Она умоляла доктора «раскрыть секрет», как им с мужем Джеком избежать новой беременности. Сэнгер была в ужасе, когда услышала слова врача: «Скажите Джеку, чтобы спал на крыше». Прошло время. Сейди снова забеременела и самостоятельно сделала себе новый аборт. На этот раз, когда Сэнгер пришла к ней, она уже была в коме. Сэнгер могла лишь держать ее за руку, пока та умирала (Chesler, 1992, 63).

Глубоко потрясенная бессмысленной смертью Сейди, Сэнгер поклялась сделать этот мир более безопасным для женщин. В своей биографии она говорит: «Это был рассвет нового дня в моей жизни… Я легла спать, зная, что чего бы это ни стоило… я доберусь до корня этого зла, сделаю что-нибудь, чтобы изменить судьбу матерей, чьи страдания безграничны как небо» (Sanger, 1938, 92).

Поднимая стяг за сексуальное здоровье

Сэнгер поклялась сделать больше, чем просто утешать умирающих женщин и их семьи. Она превратила саму себя в активистку социального движения, поставила перед собой цель изменить этот мир – каждый ребенок должен быть желанным и любимым, каждая женщина должна контролировать свою собственную судьбу.

К концу того же года она опубликовала свою первую статью в собственной ежемесячной колонке «Что должна знать каждая девушка» в социалистическом издании «Призвание». В ней она откровенно описывала изменения в организме женщины во время полового созревания. Она писала о сексуальном и репродуктивном здоровье женщины. Однако, чтобы не нарушить федеральный закон или закон Комстока – она не включала в статьи информацию о контрацепции.

Несмотря на это ее публикации все равно подвергли цензуре. В 1913 году Энтони Комсток запретил ее колонку из-за того, что в ее статьях встречались такие слова как «сифилис» и «гонорея» - он счел это непристойностью. В следующем выпуске «Призвания» на месте колонки Сэнгер было пустое место. В заголовке было написано: «Что должна знать каждая девушка – ничего, согласно приказу Почты США» (Chesler, 1992, 65–66).
Впоследствии Сэнгер разочаровалась в социализме. Лидеры этого движения были не готовы поддержать идею о том, что у женщины должно быть право решать, рожать ли детей, и если да, то когда именно. Сэнгер почувствовала себя преданной своими «товарищами», и впоследствии она отошла от доктрин социалистического движения того времени. Ее взгляды претерпели дальнейшие изменения после Первой мировой войны, революции в России и роста антикоммунистических настроений в правительстве США.

Ее политические взгляды стали менее левыми и более центристскими. Она начала верить в возможность реформирования капиталистической системы и построения сильного государства всеобщего благосостояния (Chesler, 2003, 2). Однако она никогда не забывала о проблемах бедных американских рабочих, у которых было слишком много ртов в семье. Она хотела облегчить их участь – собственными силами.

В 1914 году Сэнгер решила издавать свою собственную газету. Она назвала ее «Бунтующая женщина» под девизом «Никаких богов. Никаких хозяев» (Sanger, 1914, 1). Она использовала свою газету для борьбы с законами Комстока. Она пообещала опубликовать всю информацию о «контроле рождаемости», какую она только сможет найти. Тогда она впервые напечатала словосочетание «контроль рождаемости». В конце последней страницы была маленькая колонка. В ней было написано:

Долг женщины

Смотреть всему миру в лицо с выражением «идите к черту» в глазах. Иметь идеал. Говорить и действовать вопреки обычаям (Sanger, 1914, 8).

Федеральное правительство предупредило Сэнгер, что она должна прекратить публиковать издание. Она проигнорировала предупреждение и продолжила писать, печатать и распространять копии «Бунтующей женщины» через почту США. Правительство блокировало мартовский, майский и июльский номер и отказалось рассылать их по почте (Sanger 1938, 113). В августе 1914 года Сэнгер арестовали. Ей грозил тюремный срок до 45 лет (Chesler, 1992, 99).

Сэнгер предъявили три обвинения в порнографии в соответствии с трактовкой Комстока, четвертым обвинением были призывы к убийству. Она опубликовала в своей газете статью, которая оправдывала убийство тиранов, в том числе американских. Она также написала скандальный комментарий, где оправдывала насилие в ответ на печально известную бойню в Людлове. Речь идет о забастовке шахтеров, когда Джон Рокфеллер приказал расстрелять бастующих и сжечь их палаточный лагерь, и в результате действий национальной гвардии погибли 20 человек, включая женщин и детей (две женщины и одиннадцать детей тогда сгорели заживо). В ответ шахтеры начали вооружаться и нападать на шахты, уничтожая собственность компании.

Впоследствии Сэнгер вспоминала об этой недолго просуществовавшей газете следующим образом: «Они говорят мне, что «Бунтующая женщина» была плохо написана, что она была непристойна, что она была эмоциональна и истерична, что она смешивала разные проблемы в одну кучу, что она была слишком дерзкой, слишком радикальной. Ну что же, по всем этим обвинениям я признаю себя виновной» (Chesler, 1992, 140).

Овладение профессией

У Сэнгер оставалось шесть недель, чтобы подготовиться к защите в суде. Вместо этого она написала небольшую книгу про контроль фертильности – «Ограничение семьи». Это был точно рассчитанный протест против Комстока (Chesler, 1992, 102).

В «Ограничении семьи» описывались, подробно и с иллюстрациями, все методы контрацепции, которые только были доступны в то время. Все эти противозачаточные средства, и даже простые упоминания о них, были противозаконны, а для женщин вроде Сейди Саш они были совершенно недоступны. К таким средствам относились: презервативы, химические спермициды, спринцевания, тампоны, губки, свечи, прерванный половой акт, а также новая резиновая диафрагма для женщин, которая приобретала огромную популярность в таких странах как Голландия, где контрацепция была легальной (Sanger, 1916).

Богатые женщины узнавали об этих методах тайком – от своих врачей, подруг, во время путешествий в Европу. Сэнгер считала, что бедные женщины, вроде Сейди, имели такое же право знать об этих средствах.

Женщины хотели знать. У многих не было пяти долларов на опасный подпольный аборт, но они могли наскрести 25 центов. Этого четвертака хватало на покупку «Ограничения семьи», где была информация о том, как избежать нежелательной беременности.

Вскоре книга «Ограничение семьи» была переведена на 13 других языков. В общем итоге было продано более 10 миллионов экземпляров этой книги, она, по сути, стала Библией раннего движения за контроль над рождаемостью (Bachrach, 1993, 35).

Когда пришло время ответить на обвинения из-за публикации «Бунтующая женщина», адвокат Сэнгер рекомендовал ей признать себя виновной. Опасаясь, что ей грозит максимальный тюремный срок, как и многим ее друзьям среди анархистов и социалистов, Сэнгер бежала из страны.

Решение стать беглой преступницей далось ей нелегко. Она все больше становилась одержимой своей работой, что привело к проблемам в отношениях с мужем, Уильямом, и ее тремя детьми – Грантом, Пегги и Стюартом (Chesler, 1992, 94, 103).

Однако, готовясь к поездке в Англию из Канады, она написала: «Дорогая Пегги, мое сердце остается с тобой. Я готова выть от разлуки с тобой, от невозможности прикоснуться к твоим мягким пухлым ручкам. Но эта работа должна быть сделана, дорогая моя, эта работа должна облегчить участь для тебя и для всех, кто придет следом за тобой» (Chesler, 1992, 104).

В Англии, где битва за право открыто говорить о контрацепции уже была выиграна, Сэнгер смогла жить на гонорары с «Ограничения семьи». Она сняла квартиру рядом с Британским музеем, который стал ее новым домом. Сэнгер проводила дни и ночи в библиотеке музея, изучая историю планирования семьи.

Там она узнала, что на протяжении всей истории человечества, и далеко не только в Ист-Сайде Нью-Йорка, женщины прибегали к аборту, оставляли своих новорожденных и даже прибегали к детоубийству, чтобы защитить себя и свои семьи. Она прочитала все, что смогла, о контроле над фертильностью и о сексуальности, и была потрясена работами Томаса Мальтуса, Джона Стюарта Милля и Роберта Оуэна (Sanger, 1938, 124–125). И, наконец, она лично познакомилась с Хевлоком Элисом, который стал ее наставником, а потом и любовником (Chesler, 1992, 120).

Элис был одним из первых в мире сексологов, он пропагандировал терпимость к сексуальным различиям и боролся с репрессивными законами о сексе в Англии. Он хотел убедить общество, что сексуальное самопознание детей и подростков, мастурбация (Ellis, 1903, Part One — Auto-Eroticism, 238–9, 282–3), и гомосексуальность – это естественные виды человеческого поведения (Elis, 1903, Part Four — Sexual Inversion, 355–6). Как и Сэнгер, он считал контрацепцию ключом к сексуальному освобождению (Chesler, 1992, 123).

Находясь в Европе, Сэнгер посетила Нидерланды. Там она попыталась встретиться с доктором Алеттой Якобс, которая основала голландскую национальную сеть клиник контроля рождаемости. Доктор Якобс, тем не менее, отказалась от встречи, поскольку Сэнгер не была доктором медицины. Впрочем, доктор Йоханнес Ратгерс, заместительница Якобс, очень высоко оценила «Ограничение семьи» и взяла Сэнгер под свою опеку – она объяснила ей систему, которой руководили голландские врачи и медсестры. Впоследствии Сэнгер адаптировала эту модель в США (Chesler, 1992, 145).

Во главе движения за планирование семьи

В то время как Маргарет Сэнгер изучала человеческую сексуальность, сексуальные права и контроль рождаемости в Европе, ее остававшийся в США муж Уильям сам был арестован лично Энтони Комстоком. В своем дома Уильям одолжил один экземпляр «Ограничения семьи» знакомому, который оказался правительственным агентом под прикрытием, выдававшим себя за друга Маргарет.

Комсток также лично участвовал в судебном процессе над Уильямом Сэнгером (Sanger; 1938; 176–177), который вызвал огромное возмущение общественности, и Сэнгер быстро был признан виновным. Ему предложили выбор – штраф в 150 долларов или 30 дней тюрьмы. Сэнгер принял во внимание возможный общественный резонанс и выбрал тюрьму. А две недели спустя Энтони Комсток умер от пневмонии (Chesler, 1992, 127).

После смерти Комстока и тюремного заключения мужа общественное мнение было склонно поддерживать Сэнгер, и она решила вернуться на родину. Она прибыла в Нью-Йорк в октябре 1915 года, где ее встречали толпы сторонников (Chesler, 1992, 128). Однако вскоре ее ждало горькое разочарование, когда она поближе пригляделась к своим союзникам на американском континенте.

В ее отсутствие бывшие соратницы – Мэри Вэр Деннетт, Клара Стиллман и Анита Блок – взяли на себя управление ее документами и подпиской на почтовые рассылки и сформировали собственную Национальную лигу за контроль над рождаемостью. Когда она вернулась, ей было сказано, что эта организация не будет поддерживать ее методы прямого действия и конфронтации, включая нарушение закона (Chesler, 1992,130; Sanger 1938, 180).

Однако Сэнгер ждал куда более ужасный удар. Шестого ноября ее четырехлетняя дочь Пегги умерла от пневмонии. Сэнгер никогда до конца не оправилась после ее смерти и продолжала скорбеть о дочери всю оставшуюся жизнь (Chesler; 1992; 133–134).

Зимою 1915 года Маргарет Сэнгер и ее кампания за контроль над рождаемостью оказались в центре внимания американской прессы. Несмотря на ее горе после смерти Пегги, Сэнгер начала турне по стране, выступая за планирование семьи. Сэнгер выступала перед любой аудиторией – перед всеми, кто был только готов ее слушать, начиная от Урбанистической лиги (Chesler, 1992, 296; MSPP #28, 2001, 1) и заканчивая Лигой юниоров (Sanger, 1938, 420), даже перед женским филиалом Ку-клукс-клана (Sanger 1938, 366). Такая «неразборчивость» объяснялась ее верой в то, что все без исключения имеют право на информацию. Она была глубоко убеждена – ни одну женщину нельзя заставлять вынашивать ребенка, если она не хочет этого или не может себе позволить его содержать.

Где бы она ни выступала, женщины, которых волновали проблемы свободы слова, прав женщин и планирования семьи начинали создавать свои собственные организации. Большинство этих объединений были добровольческими, частными инициативами. Именно так зарождались филиалы и медицинские центры организации «Планируемое Родительство» («Planned Parenthood»), которые существуют до сегодняшнего дня. Шестнадцатого февраля 1916 года Сэнгер, которую теперь обожали журналисты по всей стране, снова предстала перед судом по обвинению в публикации и распространении «Бунтующей женщины».

Отправляясь в тюрьму

Хотя Комсток уже скончался, законы, названные его именем, продолжали жить и процветать. Сэнгер решила снова бросить им вызов. Она получила пожертвование в размере 50 долларов от женщины, которая прослушала ее лекцию в Калифорнии. Она открыла на эти деньги клинику в Бруклине – это была первая клиника планирования семьи в Америке. История организации «Планируемое Родительство» фактически восходит к этому событию 16 октября 1916 года (Chesler, 1992, 149–50).

Объявления об открытии клиники были напечатаны на трех языках – английском, итальянском и идише. Объявления призывали женщин обращаться в клинику Сэнгер и узнать, как можно избежать аборта с помощью контрацепции. В день открытия у двери клиники быстро выстроилась большая очередь женщин с младенцами на руках. Сэнгер и ее сотрудницы – ее сестра Этель Бирн, дипломированная медсестра, Фаня Миндель, которая говорила на трех языках, и социальный работник, Элизабет Стуйвесант – брали всего по 10 центов за каждую консультацию (Chesler, 1992, 150).


Клиника проработала только 10 дней. Одна женщина, которая обратилась за помощью, оказалась агентом полиции под прикрытием. Сэнгер, Бирн и Миндель были арестованы и посажены в тюрьму. Бирн объявила голодовку, и это привело к растущему общественному недовольству (Chesler, 1992, 151–3). Общественная реакция достигла пика, когда Сэнгер признали виновной на суде и приговорили к 30 дням тюрьмы в исправительном учреждении округа Квинс. Сама Сэнгер использовала эту возможность, чтобы рассказывать другим женщинам-заключенным о контроле фертильность (Chesler, 1992, 158).

Во время тюремного заключения популярность Сэнгер возростала в геометрической прогрессии и не только в Нью-Йорке, а по всей стране. К моменту своего выхода из тюрьмы Сэнгер стала любимицей публики, и это сыграло на руку движению, которому она была так предана. В 1918 году Сэнгер подала апелляцию против своего заключения и выиграла дело. После победы Сэнгер в суде, врачам (но не медсестрам) было разрешено выписывать средства контрацепции, если для этого были медицинские показания. Именно на основе этой модели Сэнгер в дальнейшем построила современное движение за планирование семьи (Chesler; 1992; 159–60).

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Считаете ли вы, что экстренная контрацепция должна предоставляться женщинам, пострадавшим от сексуального насилия, бесплатно?

© 2010 Российская Ассоциация "Народонаселение и Развитие" (РАНиР)
Лицензия № 77-01-001043 от 12.01.2006
Телефон: +7 (499) 973-14-37, факс: +7 (499) 978-79-85

Информируем, что 23 июня 2015 г. Минюст РФ внес Региональную общественную организацию содействия охране репродуктивного здоровья граждан «Народонаселение и развитие» в реестр НКО, в соответствии с Федеральным законом № 121-ФЗ от 20.07.2012.